+7 916 322 20 34

Екатерина Скоробогачева

«ПЕСНЯ О ПРИРОДЕ КРАСОТЫ…» 
Творчество Николая Буртова

Феерия цвета, светоносность, движение и энергия жизни – это первое восприятие живописи Николая Буртова, уже дающее представление об образном содержании и смысле его искусства.  Таково его видение родной русской земли и мира, его понимание природы, ее настроений, преломленных через внутренний мир самого художника. Значимо его высказывание: «Живопись – это моя жизнь».

Его искусство, несомненно, индивидуально и, вместе с тем, связано с руслом реалистических традиций, прежде всего московской пейзажной школы: творчеством А.К. Саврасова, К.А. Коровина, И.И. Левитана, С.Ю. Жуковского. Художественная манера Константина Коровина: экспрессия раздельного мазка, насыщенность цветовых сочетаний, пожалуй, особенно близка Николаю Владимировичу Буртову.

Не только техника исполнения и изображаемые мотивы, но и метод работы, эстетико-философское содержание искусства художника  продолжает традиции пейзажной школы России рубежа XIX – XX веков – времени возрождения национального искусства. То же неравнодушное отношение к русской провинции, к  каждому ее уголку, к самым непримечательным, на первый взгляд, деталям. То же ощущение радости бытия, наполненности жизни, ее постоянного развития. В подтверждение сказанному, можно вспомнить слова К. Коровина, столь созвучные творчеству Н. Буртова: «А я доныне доброе имел спеть людям – песню о природе красоты».[1]

В отношении творческой манеры, экспрессии художественного языка произведения Н.В. Буртова можно также сопоставить с живописью А.Е. Архипова, Ф.А. Малявина, Н.И. Фешина – авторов, писавших а-ля-прима, динамично, быстро. Но при этом, сохраняя свежесть этюда, они создавали завершенные произведения.

Следует обратиться к творческой биографии художника. Он родился в Москве в 1956 году. Окончил Московское художественное училище памяти 1905 года, мастерскую Ю.Г. Седова. С 1991 года Николай Буртов является членом Союза художников России, с 1980-го года участвует в международных, всероссийских, региональных выставках. Его персональные выставки с успехом проходили в Москве, Подольске, Тарусе, Серпухове.

В творчестве Николая Буртова насчитывается более  тысячи произведений. Он работает в основном на натуре, исключительно много, увлеченно. Каждый пейзаж, достаточно монументальный по формату, пишет от 3 до 6 часов, за столь краткий срок добиваясь его завершенности. Если же  работает над картиной в мастерской, на основе натурных этюдов, то завершает ее вновь на пленэре. Его главная задача – отразить живое впечатление, жизнь земли, будь то весеннее солнце, тревога осеннего ветра, сумрак дождя или аккорды ярких цветов лета.

В творчестве Н. Буртова можно выделить три основных периода. Первый – годы учебы, освоение мастерства, становление художника. Далее – творчество 1990-х годов, когда главным жанром для него становится пейзаж. По манере исполнения его ранние произведения значительно отличаются от картин настоящего времени.

Буртов, живопись, пейзаж, осень. дождь, усадьба Кусково

В 1990-е годы художник работал в технике, отчасти подобной многослойному письму старых мастеров. В его живописи преобладали тональные решения, дающие цельность звучания. Цвета сдержанны, детали тщательно проработаны, образы весомы, убедительны, многодельны. Таковы его картины – «Утро», «Осень в Вышнем Волочке», «Ветреный день», «Весна в Коломенском», «Театральная площадь» и другие. Особой тонкостью, поэтичностью решений отличаются пейзажи «Октябрь», «Кусково летом», «Дождь в Кусково», «Царицыно», «Вид на Боровск». В них атмосфера пронизана мягким светом, достигнута музыкальность звучания.

 

Одна из главных тем творчества Николая  Владимировича в 1990-е годы, по определению самого автора  – «Портрет дома». И эти «портреты» ему, бесспорно,  удаются, как в картинах «Старый дом», «Дождливый день в Москве», «В старом городе», «Солнце на снегу». Благодаря таким образам можно  представить историю самого дома, города или селения, где он находится, людей, здесь живущих. Художник словно помогает зрителю иначе увидеть и понять красоту старого полузаброшенного дома, век которого клонится к закату, но еще доносит до нас память поколений. Немало подобных погибающих старинных домов и сегодня стоит на русской земле. Так конкретный образ воспринимается как художественно-философское обобщение, символ, архетип, малая деталь, отражающая суть города, эпохи, народа.

Буртов, живопись, пейзаж, Москва, дождь живопись, пейзаж, город, првинция живопись, пезаж, старый дом
Дождливый лень в Москве, 1997 г. В старом городе, 1994 г. Старый дом, 1990 г.


Период с начала 2000-х годов и по настоящее время следует выделить как новый творческий этап в живописи художника. Он ставит перед собой несколько иную задачу – отображение живого впечатления постоянно меняющегося мира, движения самой жизни. Следовательно, особой спецификой отличается метод его работы и техника.

Главенствует пленэрная живопись, экспрессивное пастозное письмо. Он создает серии многочисленных этюдов  во время поездок по России и за рубеж. Несколько раз в год Николай Владимирович уезжает в среднюю полосу России, в Крым, на Русский Север, в Западную Европу, на Восток. Каждый регион по-своему ему интересен, каждый накладывает особый отпечаток на трактовку образов и цветовые решения произведений.

Так, в зависимости от изображаемой местности в  пейзажной живописи Николая Буртова 2000-2010-х годов можно выделить три цикла: «Москва и Подмосковье», «Древние города и селения России», «Образы зарубежья». Отдельные разделы его творчества составляют картины, написанные в жанрах портрета и натюрморта, в той же характерной для художника экспрессивной, эмоциональной манере. Произведениям каждого из перечисленных циклов и жанров свойственны свои особенности художественной трактовки формы и пространства, колористические нюансы при сохранении индивидуального стиля автора.

Цикл пейзажных картин, посвященных Москве, представляет многогранный образ столицы, в котором художник то воссоздает виды старой Москвы, то подчеркивает черты современного мегаполиса с мерцанием огней  бесконечного потока машин, небоскребами, хаотичным ритмом спешащей толпы, как, например, в композиции «Накануне Рождества». Скромная красота уголков старой Москвы  неравнодушно передана им в многочисленной серии пейзажей: «Таганка», «Улица Малая Дмитровка», «Якиманка», «Яуза зимой», «Пятницкая улица», «Кузнецкий мост» и т. д. По словам художника, с которыми сложно не согласиться, в наши дни находить эти характерные образы старой Москвы, с тихими улочками, гармоничными памятниками архитектуры XVII-XIX столетий становится все сложнее.  Таковы его пейзажи, жизненные, острые в художественном решении, запоминающиеся.

Буртов, Московский пезаж, живопись, пезаж, Москва, зима Буртов, живопись, пейзаж, городской пейзаж, Москва Буртов, живопись, пейзаж, городской пейзаж, Москва
Накануне Рождества: 2012 г. Улица Малая Дмитровка, 2005 г. Кузнецкий мост, 2004 г.

 

Работая с натуры, он тщательно отбирает детали: на полотне ничто не должно разрушать цельность образа: ни кричащие рекламные плакаты, ни ультрасовременные сооружения, стилистически не согласованные с обликом старой Москвы. Не менее выразительны и самобытны в его видении образы Подмосковья: «Кусково под вечер», «Летний день в Кусково», «Подольск. Старая площадь», «Боровск».

 Особенно значимой темой в искусстве Николая Буртова следует назвать «Образы древних городов и селений России». Их художник пишет часто, с особой проникновенностью, находит все новые и новые мотивы. По словам автора, он предпочитает не  изображать дважды один и тот же вид, так как при этом утрачивается острота художественного восприятия, первого впечатления.

Живописные улицы, дома, с их неповторимой историей, овеянные   памятью многих поколений, панорамные виды окрестных деревень с безбрежными полями и виднеющейся вдали церковью для него значительны своей многовековой жизнью и традициями, интересны с художественной точки зрения. Так, не переставая восхищаться ими, он пишет виды старой Коломны, Ростова, Тутаева, Суздаля. Вновь приезжая сюда, находит особое звучание, передает современную жизнь древних городов, хранителей нашей старины. Таковы его картины: «Оттепель. Переславль», «Дом кузнеца. Таруса», «Улица в Моршанске», «Вышний Волочек в июле», «Дождь в Торжке» и многие другие.

Буртов, живопись, пейзаж, городской пейзаж, Переславль-Залесский Буртов, живопись, пейзаж, городской пейзаж, Торжок живопись, пейзаж, городской пейзаж, Таруса

Оттепель. Переславль-Залесский, 2003

Дождь в Торжке, 1998  Дом кузнеца. Таруса. 2003 

Порой даже самые неожиданные, ни чем не примечательные мотивы для художника становятся основой произведений. Так, заросли кустарника и покосившиеся сараи в заброшенном подмосковном саду, преображенные убором только что выпавшего снега, он  неравнодушно изображает на этюде, передавая настроение, акцентируя цветовые сочетания, словно наполняя пейзаж музыкальными аккордами.

Едва ли не все многообразие природы России, различия ее состояний, отражено в произведениях Николая Буртова. Но, наверное, особенно близки его мироощущению солнечные пейзажи: пробуждение весны, щедрость земли летом, мягкий свет осеннего солнца. Такова обширная серия картин, написанных в Подмосковье: пейзажные композиции, натюрморты и портреты, созданные на пленэре, в которых художник раскрывает цельные образы. В них  персонажи, предметы, цветы, пейзажные мотивы объединены одним настроением, цветовым строем, все пронизано солнечным светом, наполнено воздухом. Так написан его автопортрет, образы жены и детей.

Работая в жанре натюрморта, художник не столько утверждает эстетическую, смысловую ценность каждого предмета, прорабатывая его форму, фактуру, детали, но раскрывает единый образ. В  своих произведениях он передает фрагменты подлинной жизни, суть которых раскрыта через освещение, цвет, линейный ритм, фактуру живописи, как в композициях: «Перед зеркалом», «Летом в саду», «Июньский вечер», «Флоксы на столе», «Сиреневое утро», «Осенний натюрморт» и многих других. При индивидуальности их трактовки, найденной Н. Буртовым, можно говорить и о значимой преемственности традиций реализма, прежде всего искусства России конца XIX-XX веков. Следует вспомнить натюрморты К. Коровина, написанные на пленэре  композиции с цветами И. Машкова, Н. Сапунова, П. Кончаловского, И. Грабаря, А.  Герасимова. 

живопись, натюрморт, с цветами, Буртов живопись, пейзаж, натюрморт с цветами, Буртов живопись, пейзаж, натюрморт с  цветами, Буртов
Перед зеркалом, 2009 г. Летом в саду, 2011 г. Сиреневое утро, 2007 г.

 

В пейзажах, написанных во время зарубежных поездок, Николай Владимирович решает задачу отражения живописных образов, световоздушной среды, пространства в быстрых живописных этюдах. Меняется их звучание. Как в путевых записках, переданы образы городов Франции, Австрии, Италии, Черногории, Кубы, Индии, Индонезии, которые сразу же узнаются. Так художник пишет словно «портреты» стран, городов, архитектурных памятников старины и современности, исконной Руси и далекого зарубежья.

Пейзажам, написанным во время дальних путешествий, свойственен, как правило, этюдный характер, но при этом они точно передают специфику архитектуры, ритма жизни, местного колорита. Среди многочисленных произведений данной серии острой характерностью выделяются виды Парижа, Вены, Венеции, Вриндавана.

Самобытен портретный образ «Пожилая индианка», в котором при столь широком, экспрессивном письме передана индивидуальность человека, через живопись, портреткоторую отражена и жизнь страны. Перед нами женщина из народа, играющая на улице на причудливом музыкальном инструменте. Она позировала художнику в шалаше, заменяющем ей дом. Палящее солнце резкими гранями высвечивает ее лицо, складки одежд. При точной характеристике модели портрету свойственно и тонко найденное колористическое решение: яркие и, вместе с тем, сложные цветовые сочетания.

Таким образом, во всем многообразии  картин Николая Буртова следует выделить основные черты его живописного почерка, направленность творчества, идейное содержание произведений.

При четко выявленных трех основных периодах, единым остается его художественный метод: отображение характерных мотивов посредством работы с натуры, сохранение ее живого впечатления, состояния природы, мировосприятия самого автора, осмысления им увиденного. Через каждый мотив он раскрывает свое понимание его содержания, сути, философской вневременной значимости, будь то покосившийся провинциальный дом или строгая Вена, полузабытая русская деревня или живописный Париж, заснеженное Подмосковье или знойная Индия, кипящая столичная жизнь или тишина старинного Тутаева.

Значимость произведения искусства определяется рядом качеств: высоким художественным уровнем исполнения, передачей исторической правды и психологической глубины, актуальностью звучания для современной эпохи. Эти качества достигаются синтезом субъективного и объективного начал, чему соответствуют  произведения Николая Буртова. В  них точная характеристика натуры сочетается с эмоциональным восприятием образа.

Так Николай Владимирович отображает образ зримого мира, его мельчайших частиц и обобщенных панорамных видов. Это мир – узнаваемый нами, но и преображенный живописным видением, разумный и гармоничный, где господствуют светлые и созидающие начала. Такова его «песня о природе красоты», современная и нужная нам сегодня, столь неравнодушно явленная в образах, пространстве и цвете полотен.

Также в заключение хотелось бы вспомнить слова поэта и художника М.А. Волошина: «Пейзажист должен изображать землю, по которой можно ходить.., и должен ощущаться тот воздух, который хочется вдохнуть».  Николай Буртов, несомненно, изображает именно такую землю и такой воздух.

 

Е.А. Скоробогачева
2013 г.



[1] Коровин К. А. Жизнь и творчество. Письма. Документы. Воспоминания / составитель Н.М. Молева. – М.: издательство АХ СССР, 1963. С. 103.